Биполярный мир Игоря АВРАМЕНКО

Brooklyn bay
28, June 2015
Есть люди с особенной энергетикой: говоришь с ними и чувствуешь, как становится легко, тепло и спокойно. Они будто укутывают тебя своей уверенностью, ровным тембром, заботливо окружают красиво сложенными словами, давая понять, что все хорошо, что мир прекрасен и что всё, абсолютно всё возможно. Никакой спешки, никакой деловитости — просто расслабленный и очевидно счастливый человек рассказывает тебе истории без самолюбования, без зауми, без преувеличений. И ты сидишь, слушаешь, улыбаешься, задаешь вопросы, которые очень давно хочешь задать Вселенной, потому что подозреваешь какую-то особую мудрость в собеседнике и ждешь, что он с тобой этой мудростью поделится. Наверное, именно это называют обаянием или харизмой: когда ты не можешь объяснить, почему, но заранее доверяешь человеку.

Вот именно такой собеседник Игорь АВРАМЕНКО: заразительно спокойный, очень теплый по энергетике, вызывающий доверие и желание спросить его об устройстве абсолютно всех процессов мироздания, ведь кажется, что он настолько мудр, что знает ответы.
А я и спрашивала. И оказалось, что мир Игоря Авраменко однозначно биполярен. В нем черному противостоит белое, мужчины и женщины играют в разные игры, а свобода и несвобода легко определяются. Сам Игорь ловко сочетает несочетаемое: уверенность в себе с высокой ответственностью, смех над комедиями Вудди Аллена с восхищением красотой картинки Стенли Кубрика. Он занимался автогонками и модой, но сегодня его знают как человека, разместившего машину с русскими пирожками в самом сердце Западного Голливуда.
Итак, Игорь Авраменко и его мысли о свободе, безумных поступках, жизни в Италии и идеальном устройстве мира, в котором у каждого человека есть ровно три шанса. Но начали мы с пирожков...

Игорь, идея продавать русские пирожки в блестящем фуд-траке в сердце Лос-Анджелеса лежала на поверхности и Вы просто успели ее вовремя поймать или это что-то, что долго готовилось и обдумывалось?

Мне сейчас 50 лет, из них 25 я вынашивал эту идею.

Получается, ровно полжизни...
Получается, что да *смеется* Но я не спешил. Я позволил себе долгие годы лелеять свою идею, чтобы реализовать ее в самый подходящий момент — сейчас.

С чего же Вы начали реализацию идеи, которую держали в голове четверть века?
Я постоянно обращал внимание на безобразные фуд-траки, которыми заполнен Лос-Анджелес. Они везде! И их владельцы совершенно не беспокоятся о внешнем виде своих машин. Я зацепился за эту мысль: еда на колесах. Но мне захотелось сделать что-то, что будет привлекать внимание в первую очередь внешне. Поэтому мы начали с оформления машины. Наш фуд-трак весь блестит, издали привлекает внимание, очень редкие люди проедут или пройдут мимо — почти все останавливаются, фотографируют. Так что внешне у нас точно получилось. Внутри тоже все получилось — я совершенно доволен качеством нашего продукта. Но мы столкнулись с необходимостью объяснить, что такое, собственно, пирожки...

Кстати, это очень интересно: как же Вы объясняли местной публике, что такое пирожки?
Это, конечно, целая история... Уже второй месяц я каждый день рассказываю кому-то, что это не эмпанадас, что это не привычный им американского pie, что это совсем не hot buns (позже я узнал сленговое значение "hot buns" и долго смеялся, представляя, какой вид услуг могли нам приписать). Пирожки — это пирожки. Мы вот с тобой всю жизнь живем с пониманием, что это такое, а люди, не привыкшие к подобным продуктам, пытаются объяснить для себя новое явление, сравнив его с чем-то знакомым. Поэтому сейчас я остановился на Russian pie: это понятный местным pie, но добавляя определение "русский", мы делаем простой пирог чем-то для них необычным. Некоторые "продвинутые" американцы называют наши пирожки еще bread pocket, но Russian pie мне все-таки ближе, так что мы на нем и остановились пока.

Вам вообще нравится "просвещать" местную публику: рассказывать о пирожках, традициях, каких-то культурных моментах?
Если честно, то да, нравится. Как ни странно, многие до сих пор живут во власти стереотипов, и мне нравится эти стереотипы разрушать, рассказывая какие-то интересные вещи, как, например, о пирожках, о тесте для них, о начинках и так далее.



Как реагируют американцы на русские пирожки?
Смотрят, не сразу решаются попробовать, но когда кусают — все! — равнодушных нет! Попробовав, все обязательно покупают. И, что для меня намного более важный критерий, очень многие возвращаются снова и снова. Особенно я доверяю детям, ведь их обмануть невозможно: либо им нравится, и тогда это очевидно, либо не нравится, и это тоже сразу понятно. Так вот детям наши пирожки нравятся очень.

Игорь, все-таки интересно узнать больше о самой идее и путях ее реализации. Двадцать пять лет мысленной подготовки — это впечатляет... Понятно, что Вы занимались многими другими интересными вещами, но все же вернулись к идее пирожков. Скажите, что стало катализатором, вдохновением, мотивацией, последней каплей — как угодно — но что именно придало импульс Вашим мыслям, и Вы начали процесс реализации давней задумки?
Я вернулся в Лос-Анджелес из Италии, где долго жил. И, вернувшись, как-то почувствовал, что либо сейчас, либо никогда. Работа в общей сложности длилась 8 месяцев. Мы привлекли очень многих отличных мастеров: кто-то устанавливал в фуд-трак кухню, кто-то разрабатывал рецептуру, кто-то приводил в идеальное состояние саму машину... Впервые за всю историю Западного Голливуда нам разрешили поставить свой трак на Сансет Бульваре напротив легендарного клуба Roxy — раньше такого не разрешали никому. Меня очень поддержала моя семья и мои друзья — без их поддержки ничего бы не получилось. Ну и, как в любом другом деле, принципиально важны партнерские отношения: от того, насколько вы с бизнес-партнером друг друга понимаете и поддерживаете, зависит, по большому счету, все.

"Идеальный бизнес-партнер" — какой он в Вашем понимании?
Для меня это человек, который полностью разделяет мое вИдение и понимание идеи, но с которым мы дополняем друг друга в плане реализации этой идеи. Я за разделение обязанностей: кто-то управляет административными процессами, кто-то главный по "творческой части" и так далее. Но финансово, на мой взгляд, должны участвовать все — это гарантия ответственного отношения к делу.

Где Вы нашли мастеров по выпеканию русских пирожков? Наверное было бы сложно научить этому мексиканцев [в Лос Анджелесе работниками кухни в большинстве случаев являются именно мексиканцы - прим. ред.]
Честно скажу: это было очень сложно. Конкурс "выиграли" грузинско-армянские руки. Все-таки люди этих народов с тестом работают так, как никто больше не умеет. Мы чуть позже планируем открыть заведение, где будет не 5, а 25 видов пирожков и пирогов, от русских до осетинских, до жаренных до печеных. Но пока это только в планах.

Но пирожки ведь не совсем полезная еда. Сегодня, когда вокруг все в буквальном смысле помешаны на здоровом питании, Вы вдруг предлагаете пирожки...
Да, согласен. Но иногда хотя бы один пирожочек, но можно *смеется* Жить нужно в кайф и ни в коем случае нельзя лишать себя удовольствий. К тому же мы используем только самые свежие органические продукты, произведенные в Калифорнии (то есть все local и fresh). Не думаю, что одним редким пирожком можно сильно нарушить свой режим питания и пустить насмарку годы тренировок и диет. Зато пребывание в постоянно тонусе и отказ в маленьких удовольствиях, может нарушить психологическое равновесие точно.

Игорь, как Вам кажется, успех проекта Pirozhki закономерен или это скорее удача?
Мне бы, конечно, очень хотелось удачи, как и любому человеку, но относительно проекта это скорее закономерный успех. Закономерный в том смысле, что идея за долгие годы была настолько продумана, что все пространство нам помогало: встречались нужные люди, в правильное время происходили правильные вещи. Очень важно, насколько сильно ты веришь в свою идею: если веришь действительно сильно, то успех гарантирован. Но если ты допустишь хотя бы каплю сомнения — все разрушится, как карточный домик.

То есть в Вас нет ни капли сомнения....
Относительно этого проекта никаких сомнений нет совершенно.

Можно ли сказать, что сегодня у американцев есть интерес ко всему русскому?
Да, конечно. Мне кажется, он вообще в них всегда был и есть.

По Вашему мнению, этот интерес больше политический или культурный?
Многие скептически отнеслись к идее русских пирожков на Сансете. Мол, что ты, Игорь, делаешь — еще бы российский флаг повесил. Но я считаю, что интерес ко всему русскому все-таки не политический, а действительно культурный. Такой интерес вызывает что-то загадочное, что-то трудно объяснимое, что-то магнетически странное. Американцам интересно, как мы мыслим, как выглядим, как решаем поставленные задачи, ведь мы все делаем совершенно по-другому. Мне лично кажется, что в Лос-Анджелесе политикой вообще мало кто интересуется, если честно. Здесь людям больше нравятся творческие проекты, новые идеи: подавляющее большинство заботится о своей самореализации, а не о судьбах стран и континентов. В этом смысле Лос-Анджелес — особый город Америки.

Вы чувствуете себя американцем?
Нет, конечно.

А кем чувствуете?
Знаешь, как говорят: русский забыл, а английский не выучил. Я где-то на границе культур. Причем не только русской и американской, но еще и украинской, молдавской, еврейской... Мне нравится, как в Америке работают схемы и системы. В первую очередь, конечно, бизнес-схемы: тут очень просто начать и развить свое дело — главное, все делать по правилам. Но ходить по линеечке 24 часа в сутки мне лично тяжело. Здесь за тобой постоянно следят, постоянно рядом полицейские, все нужно делать по написанному— к этому нашим людям все-таки сложно привыкнуть, как мне кажется...

Вы ведь уехали в Америку довольно давно — еще при Советском Союзе...
Да, я уехал в 89-м году. Но постоянно мотался туда-сюда — не мог найти себя здесь. Я тогда профессионально занимался автогонками — был мастером спорта. И думал, что по приезду в Лос-Анджелес продолжу свою карьеру, связанную с автомобилями, мотоциклами, гонками и тому подобными вещами. Потому все резко поменялось, я уехал в Италию, где около семи лет занимался модным бизнесом, а конкретно производством одежды. Моя жена продолжает заниматься модой уже здесь — она замечательный дизайнер — а я вот переключился на проект Pirozhki.

Расскажите об Италии: каков он — итальянский стиль жизни?
Это сплошная dolce vita!!! Я обожаю Италию и итальянцев — они очень похожи на нас: очень открытые, любят жизнь во всех ее проявлениям и любят развлечения. Они не забывают радоваться каждой мелочи и баловать себя. За обедом они пьют белое вино, за ужином — красное, и это обязательно. Они могут бесконечно говорить о женщинах и моде, но они точно не будут "грузить" тебя своими рабочими вопросами. Они никуда не спешат — они наслаждаются моментом. Есть, конечно, и странные вещи, как, например, 50-летние мужчины, живущие с мамами, но я это всегда воспринимал просто как часть их стиля жизни.

Почему же Вы приняли решение вернуться в Лос-Анджелес, если жизнь в Италии настолько хороша?
Потому что очень сложно вести бизнес там, где все расслаблены. Наслаждаться жизнью в Италии прекрасно, но если есть бизнес-амбиции, то в США их реализовать проще. В Италии мы с женой занимались модой, и там, конечно, есть особая специфика этого бизнеса: итальянцы великолепно изготавливают одежду и аксессуары, но они не так продвинуты в дизайне, как французы, японцы или даже бельгийцы. Поэтому мы решили уехать туда, где создавать действительно оригинальные вещи и при этом развивать бизнес проще.

Но ведь Лос-Анджелес — далеко не мировая столица моды...
Да, это правда. Тут все расслаблены солнцем: порванные джинсы, футболка и потертые кеды — вот униформа любого калифорнийца. Причем по внешнему виду никогда не определишь, насколько обеспечен человек: образ "a-la бездомный" может обойтись в тысячи долларов. Но тут все очень открыты к новым идеям. В Лос-Анджелесе не нужно доказывать свое право на существование или убеждать в своих позициях: ты просто делаешь то, что тебе нравится, и то, во что ты веришь. И если ты занимаешься бизнесом, то, повторюсь, тут им очень удобно заниматься.

Вы обращаете внимание на внешний вид людей? Для Вас важно, как кто-то выглядит?
Нет. Для меня важнее, что и как человек говорит.

Что должен сказать человек, чтобы Вы раз и навсегда его мысленно "заблокировали"?
Какую-нибудь глупость. Я не могу выносить этого! Раньше я делал над собой усилия и старался выслушивать всех, но сейчас я предпочитаю не тратить свое время на ерунду и чужую глупость.

А если человек умен, но груб и неэлегантен в своих манерах...
Это тоже очень неприятно. Скорее всего я также предпочту не тратить на него свое время — извинюсь и уйду.

Если кто-то испортил о себе впечатление, Вы дадите человеку второй шанс?
Да, конечно. Я дам ровно три шанса — это привычка из армии: нам всем там давали по три шанса.

Про армию сейчас столько всяких страхов рассказывают... Что Вы можете сказать по поводу армии? Вы чему-то научились особенному во время службы в вооруженных силах?
Я узнал, что такое товарищество, что такое настоящая поддержка. Я узнал о себе много нового, узнал также многое и о людях в принципе. Армия — это как тест, который помогает понять, насколько ты силен, причем не физически, а в первую очередь морально. Всякие страшные истории были и в мое время: я помню и рыдающих матерей, и как издевались над более слабыми. Но никто тебя не обидит, если ты сразу демонстрируешь свой характер. Обижают слабых — так устроен мир. Если ты силен, тебя будут хотеть обидеть, но это будет очень сложно сделать. Все зависит о того, как ты себя преподносишь и что ты позволяешь.

Так "закаляются" мужчины. Нужна ли какая-то особая закалка женщинам?
Женщины от природы более мудрые существа. Им специальных "мероприятий" для этого не нужно. Хотя мы знаем, как успешно служат женщины в армии Израиля, и, наверняка, они там многому учатся, но я не считаю это обязательным.
Это, кстати, интересный момент. Сегодня женщины очень успешны на "мужских" территориях, в то время, как мужчины все охотнее осваиваются классические "женские" территории. Игорь, какой мир Вам нравится больше: мир, где нет разделения на мужское и женское, или мир, где такое разделение имеет место?
Мне больше нравится мир, где мужчины занимаются своими делами, а женщины своими. Я получаю удовольствие, наблюдая за противоположностями: черное и белое, мужское и женское. Да, мы сегодня все вроде как за свободу и равенство, но в этом мы рискуем стать безликими. Я все-таки за разность.

А что такое "свобода"?
Это возможность быть независимым от обстоятельств, возможность заниматься любимым делом, работая при этом на себя, а не на кого-то. Это возможность легко перемещаться в пространстве по собственному желанию, а не по необходимости. Хотя вопрос, конечно, сложный — тут в двух словах не объяснить.

Вы когда-нибудь работали на кого-то?
Ни дня.

Вы категоричный человек?
Скорее гибкий. Я стараюсь смотреть на все с разных сторон.

Что для Вас является главным стимулом?
Мои сыновья. Старший мне очень помогает в делах, он для меня настоящая поддержка, а младший — это вообще главное вдохновение. Ему всего два года, но то, как он влияет на меня, — бесценно. Я переосмыслил совершенно все в своей жизни благодаря младшему сыну.



Что самое безумное Вы сделали в жизни?
Однажды я на мотоцикле проехал из Румынии в Болгарию, из Болгарии в Украину, потом в Молдавию и оттуда в Италию. Вот такой был мото-тур. Еще сейчас вспомнил, как мы с другом решили разогнаться до скорости 200 миль в час на дороге в Лас-Вегас. Это была не какая-то уединенная или заброшенная дорога, а самая обыкновенная с довольно оживленным трафиком. Сейчас, конечно, это все кажется действительно безумием...

А чем были спровоцированы эти поступки? Вам чего-то не хватало?
Я искал себя, искал приключений.

Какое кино Вы любите?
Люблю комедии Вудди Аллена и люблю сложные и красивые по картинке фильмы Стенли Кубрика.

Сложно привести пример более разных стилей, чем у Аллена и Кубрика...
Это точно — они совершенно разные. Но мне нужны такие разные впечатления.

Говорят, что те, кто приехал в 80-90-е, застали какую-то другую Америку. Это действительно так: сегодняшняя Америка отличается от той, в которую Вы приехали в 89-м?
Нет, это совершенно не так. И тогда, и сегодня все сразу идут работать в такси и в рестораны. И тогда, и сегодня эмигрантам в одиночку аренду квартиры не потянуть. И тогда, и сегодня твои возможности зависят исключительно от тебя самого. Те, кто утверждают, что сегодня у них ничего не получается, потому что "времена другие", просто прикрывают этой причиной свою неспособность чего-то добиться. Времена всегда сложные. Вопрос лишь в том, на что способен конкретно ты конкретно здесь и конкретно сейчас.

 
Ирина БЕЛОУС

Vopli Vidoplyasova Live in Concert
03/21/2016
Organizer: RUSA Radio
Photographer: Arthur Ram