"Мозгобойня" в Лос-Анджелесе: досуг, нетворкинг или бизнес?

30, May 2018
"Мозгобойня" в Лос-Анджелесе: досуг, нетворкинг или бизнес?

 

Уже чуть больше шести лет назад – 25 апреля 2012 года – в Минске собралась первая в истории «Мозгобойня». Игра, которую придумали молодые белорусские ребята, чтобы разнообразить свой досуг, со временем стала практически международным движением и уж точно феноменом культурно-развлекательной сферы русскоязычных сообществ по всему миру. Сегодня в «Мозгобойню» играют в 162 городах планеты, а список стран, подхвативших идею, включает Беларусь, Россию, Украину, Казахстан, Узбекистан, Латвию, Польшу, Германию, Финляндию, Испанию, Израиль, Канаду и США.

«Мозгобойня» – не первый в истории человечества паб-квиз и вы, возможно, знаете примеры более занятных аналогичных затей. Но ни одна другая подобная игра не стала популярной по обе стороны Атлантики, собрав под свои знамена более 600 000 человек. При большом желании вы найдете сотни недочетов или огрехов в концепции или ее воплощении. Но, как говорится, если вы знаете, как сделать что-то лучше, – берите и делайте. Многим вообще идея отвечать на сумбурные вопросы из не связанных друг с другом сфер кажется сомнительной. Но попробовать поиграть стоит даже махровым скептикам, ведь все эти «не читал, но осуждаю» выглядят как минимум странно …

 

 

Сегодня трудно игнорировать тот факт, что «Мозгобойня» своим появлением хотя бы только в американских городах сильно разнообразила карту досуга, разбавив бесконечные караоке, мафии и вечеринки с хитами 90-х. Я ни в коем случае не умаляю ценности приведенных вариантов проведения вечера с друзьями – отнюдь! Но все познается в сравнении: чтобы понять, что караоке – ваша любовь на веки вечные, нужно попробовать и другие варианты вечерних развлечений. И это не агитация в пользу «Мозгобойни». Это агитация в пользу разнообразия.

В США в знаменитый паб-квиз играют в Нью-Йорке, Миннеаполисе, Чикаго, Сан-Диего, Сан-Франциско, Лос-Анджелесе – и наверняка какие-то еще города прямо сейчас получают франшизы. В русскоязычном LA «Мозгобойня» появилась год назад: первую игру сыграли 31 мая 2017-го. Игроков тогда зазывали в индивидуальном порядке и практически «упрашивали» попробовать новый вид досуга. Сообщество русскоязычных анджелинос оказалось тяжелым на подъем: вроде все постоянно жалуются на отсутствие интересных вариантов провести вечер, а когда такой вариант им предлагают, многие «на всякий случай» относятся скептически. Но Дарья Яскевич, Денис Кузьмич, Александр Булат и Гоша Нильсен верили в «Мозгобойню» и ни за что не готовы были отказаться от своей затеи. С трудом, но ребята сумели растопить лед в сердцах избалованных жителей русскоязычного Лос-Анджелеса: теперь уже не всем хватаем места в облюбованном «мозгобойцами» баре на бульваре Уилшир.

Мы встретились с Дашей и загадочным Гошей за чашкой вечернего кофе в одном из заведений Голливуда. Они рассказали, как им вообще пришла идея делать «Мозгобойню» в городе, где сами они живут не так уж и долго, с какими сложностями на пути пришлось столкнуться и ответили на вопрос, который (почему-то) больше других интересует публику: выгодный ли это бизнес – организация подобных паб-квизов?  

 

 

 

Начнем с начала. Откуда вы вообще узнали про «Мозгобойню»?

Гоша Нильсен Мы все из Минска, где игра родилась и стала популярной. Сами играли уже несколько лет к моменту переезда в Штаты.

 

Но ведь не всем, кто играет в «Мозгобойню», приходит в голову идея организовать игру в новом городе (а тем паче в другой стране). Расскажите, как вы пришли к мыли, что Лос-Анджелесу нужен этот паб-квиз?

ГН Однажды я проснулся, прочитал новость о том, что «Мозгобойня» запускается в Нью-Йорке, подумал, что это классная идея, – и забыл обо всем уже через час. Потом мы обсудили эту новость с Дашей и пришли к мысли, что, если бы кто-то сделал, мы бы пошли поиграть. Потом идея американской «Мозгобойни» оказалась темой для разговора более широкого состава – собственного, того, который сегодня известен как оргкомитет игры. Мы понятия не имею, с чего начать, но решили попробовать.

Дарья Яскевич Я бы добавила, что по приезду нам было сложно найти по-настоящему интересный досуг. Звучит странно применительно к Лос-Анджелесу, согласна, но я делюсь личным опытом. Конечно, здесь ежедневно проходят сотни вечеринок и концертов, конечно, здесь тысячи баров и ресторанов, но я говорю о досуге другого рода. Я говорю об интерактивных развлечениях, где каждый является полноправным участником действия, а не простым зрителем или «танцором диско», где есть азарт, где много смеются, где знакомятся друг с другом люди разных поколений, увлечений и взглядов. «Мозгобойня», как мне кажется, по-хорошему разрядила обстановку в русскоязычном сообществе Лос-Анджелеса.

 

Сложно было начинать?

ДЯ Не то слово! Мы изначально смотрели на всю затею через розовые очки и во многом заблуждались. Глядя на огромный ажиотаж в отношении игры в Торонто или Нью-Йорке, мы ожидали подобного интереса и здесь, а он сразу не случился – пришлось очень много работать, прежде чем люди начали к нам охотно идти. Например, мы почему-то думали, что игру активно поддержат русскоговорящие айтишники. На первую игру пришли пара человек – и больше мы их не видели.

 

 

В Лос-Анджелесе действительно довольно сложное русскоговорящее комьюнити: они тяжелые на подъем, скажем так…

ДЯ Мне неловко признаваться, но изначально я довольно негативно была настроена относительно местного русскоязычного сообщества. Мы совсем новички в городе и многого пока не понимаем, поэтому сообщества как такового сразу не заметили. А оно есть и очень интересное. Неожиданным было то, что местные «наши», хоть и живут в столице индустрии развлечений, а к развлечениям как раз не привыкли. Я сейчас говорю о разнообразных интерактивных играх или встречах по интересам, потому что всевозможными шоу мирового уровня здесь никого не удивить.

 

И как же вы привлекали к своей затее сложное на подъем и скептически настроенное русскоязычное сообщество?

ДЯ Мы искали нашу аудиторию повсюду: ходили на русскоязычные вечеринки, концерты и караоке, домашние мероприятия типа «Мафии», появлялись на каких-то фестивалях в парках, относили флаеры в русские магазины, пытались заинтересовать людей через социальные сети – и поначалу не находили даже слабого отклика. Мы рассчитывали на так называемое «сарафанное радио», когда люди сами начнут с воодушевлением о нас рассказывать. Но сообщество оказалось не объединенным в коммуникативную сеть, поэтому такой эффективный для других городов инструмент как «одна бабка сказала» в Лос-Анджелесе не сработал вообще.

ГН Это правда. Мы очень долго не могли собрать больше 60 человек.

 

Что же в итоге сработало? Ведь сегодня не всем желающим поучаствовать хватает места…

ГН В какой-то момент мы начали опускать руки: бьемся головой о стену, а люди не реагируют. Тогда мы обратились в главный офис и попросили научит нас искать игроков. Совет, как и все гениальное, оказался простым: нужно все силы отдать социальным сетям. Тогда мы начали писать людям напрямую.

ДЯ Гоша пишет каждому, кто когда-либо играл или может заинтересоваться игрой. Времени у него уходит огромное количество, но именно это сработало – все ценят индивидуальный подход.

 

У кого-нибудь из вас был до этого организаторский опыт?

ГН Никакого! Каждый из нас впервые взялся за подобного рода деятельность и, скажу честно, это очень сложная работа. Иногда бывало не только сложно, но даже обидно. Придешь, например, со своей идеей к людям, а они не только не выслушают, а сразу с порога начнут критиковать и уверять, что «оно мне не надо». Все ведь всегда знают, как сделать лучше, хотя реально идут и делают единицы. Но мы загорелись идеей и критика нас хоть и расстраивала (чего скрывать), но мы старались вынести из нее конструктив. Учились всему в процессе, потому что действительно никогда ничего до этого не организовывали. Вот уже почти год русскоязычный Лос-Анджелес играет в «Мозгобойню», и, если верить отзывам участников, мы справляемся все лучше и лучше. Видимо, не все еще потеряно с нами как с организаторами.

 

 

Сколько времени уходит на подготовку каждой конкретной игры?

ГН Может показаться, что мы вообще ничего не готовим, мол, все между собой договорились, а люди пришли и сами себе тусуются. Но на деле мероприятие периодичностью раз в две недели мы готовим почти каждый день и далеко не по пять минут. На подготовку уходят дни в прямом смысле слова! Нам хочется делать каждую игру особенной, придумать для нее какие-то «фишки». Все то, что кажется легким и незатейливым, на самом деле требует многих часов поиска, оформления или соединения частей друг с другом.

 

С какими сложностями вам пришлось столкнуться, организовывая знаменитый паб-квиз?

ГН Очень сложно было найти помещение. Лос-Анджелес город «размазанный», и куда бы ты людей не позвал, всегда кому-то будет далеко. Плюс вечная проблема с парковкой. Если учитывать все нюансы, то получится, что идеальное место проведения мероприятия – какой-нибудь торговый центр, который все знают, где много места и есть свой огромный гараж.

ДЯ Я лично не понимаю политику многих заведений. Мы приводим людей, они покупают напитки и еду, но при этом нам почему-то упорно не хотят давать официанта – отсюда столпотворения у бара, вызывающие негатив. Можно же сделать меню для людей, тарелки вовремя убирать, чтобы они не мешали игре, – все это вроде мелочи, но они создают общее впечатление. Такое отношение меня задевает, но найти другое помещение – задача не из легких.

 

Я постепенно подбираюсь к самому интересному – к организаторской кухне. Скажите, существует ли какая-то база вопросов? Все города получают одни и те же вопросы или они всегда разные?

ГН Есть специальные люди, которые сидят в головном офисе и составляют вопросы для игр. Помимо нас играет более ста городов по всему миру. Мы заполняет форму перед каждой игрой и в ответ получаем готовые блоки вопросов. Большинство городов, конечно, находятся на постсоветском пространстве, поэтому иногда вопросы встречаются очень непонятные для тех русскоязычных игроков в Америке, которые живут здесь больше 10 лет. Сейчас внутри головного офиса вроде как создаются специальные подотделы, задача которых – составлять вопросы для иммигрантских сообществ, где русский язык знают, Чебурашку помнят, но за современными новостями своих исторических родин не всегда следят. А насчет того, получают ли все города одни и те же вопросы, то, да, вопросы могут повторяться в разных городах, но игроки никогда заранее не знают, где в мире какие вопросы будут играться в конкретный вечер.

 

Как часто вы слышите замечания по поводу некорректности вопросов?

ГН Раньше слышали чаще. Теперь, наверное, игроки уже привыкли к стилю «Мозгобойни». Мы стараемся все вопросы еще и самостоятельно проверять перед игрой, но апелляции иногда случаются – и это нормальный рабочий момент.

ДЯ Мы с пониманием относимся к апелляциям. Если вопрос действительно спорный, мы всегда засчитаем очко в пользу команды.

 

Я больше спрашиваю именно о формулировке вопроса. Например, в вопросе спрашивается, ЧТО, а ответ отвечает на вопрос КТО – то есть команды изначально введены в заблуждение, так как искали нечто неодушевленное…

ГН Такие ситуации у нас возникали редко. Я сужу по обращениям игроков, ведь если никто не жалуется, значит, все в порядке.

ДЯ Я помню ситуацию с хокку о мимозе. Мы вывели на экран две строчки из хокку, а один внимательный игрок совершенно справедливо нам потом подсказал, что хокку – это три строки, а, значит, формулировка вопроса изначально была не совсем корректной. Но основное его недоумение было даже не по поводу действительно некорректной форы хокку, а по поводу самой мимозы, которой в Японии, по его словам, вообще нет. Я не поленилась, поискала, узнала, что цветок, который мы называем мимозой, в Японии есть, но называется иначе. Но мы не спрашивали, как цветок называется в Японии, – мы спрашивали о цветке, ассоциирующимся с 8 марта у нас и упомянутым в конкретном хокку. Поэтому при всей логичности и в определенном смысле правдивости доводов этого игрока, мы все же остались при своем мнении. В таких ситуациях ценно то, что мы вместе ищем истину, а не общаемся на уровне «нет и всё!». Мы читаем, перепроверяем, интересуемся у специалистов – нам важно дойти до сути каждого заданного игроками вопроса. Поэтому такие по-хорошему въедливые игроки, как тот, что заставил меня изучить вопрос о мимозе, вызывают только уважение за серьезный подход и небезразличное отношение. Мы с игроками друг друга любим, но любить не означает всегда и во всем быть согласными, ведь правда?

 

 

Как можно жульничать в «Мозгобойне»? Можно ли, например, успеть загуглить вопрос?

ГН Это скорее вопрос к игрокам. Вот ты играешь – в твоей команде успевает кто-то гуглить?

 

В нашей точно нет! У нас слишком много своих версий, причем часто настолько полярных, что мы тратим все время на споры…

ДЯ Некоторые команды так хотят победить, что распределяют «обязанности» – и кому-то обязательно достается роль молчаливого искателя в гугле. Конечно, это против правил, и, конечно, такая нечистоплотная игра никакого уважения не вызывает. На нашей «Мозгобойне» мы пока таких проявлений неуважения к другим не замечали.

ГН Я понимаю, что теоретически где-то такие люди есть. Это те, для кого важно выиграть любой ценой. Грош цена нечестной победе, но если кому-то вкусно пить незаслуженное шампанское, они, наверное, не сильно заморачиваются на тему самоуважения. А есть люди, для которых важно победить чисто. Или не победить, но занять свое место честно и играть с удовольствием. Гарантирую: в Лос-Анджелесе в «Мозгобойню» играют только те, кто руководствуется принципами «феир-плей». Когда я сам играл в «Мозгобойню» еще в Минске, мы с ребятами не то, что не выигрывали, мы даже в призерах никогда не были. Мы встречались интересно провести время, узнать что-то новое, познакомиться с людьми, проверить свои знания или свою интуицию, посмеяться над своими иногда глупыми ответами. Мне кажется, к «Мозгобойне» нужно относиться легко. Если относиться к ней как к спорту, можно быстро выдохнуться и потерять запал. Мы же играем на интерес, а не на деньги, и относиться нужно к любому своему месту, будь то первое или пятнадцатое, одинаково легко и с улыбкой. Все эти «нам принципиально выиграть» тоже имеют право на существование, но не мешают ли они получать удовольствие от самого процесса – вот, в чем вопрос…

ДЯ Кстати, читала, что организаторы игры в отдельных городах покупали «глушилки» для мобильных телефонов, чтобы никто не мог использовать интернет. Но мы доверяем нашим игрокам. Мы уверены, что им интересно играть, а не обманывать и радоваться тому, что они самые хитрые. Победа любой ценой – это не ценность «Мозгобойни».

 

Чтобы играть в «Мозгобойню», нужно ли быть интеллектуалом?

ГН Вообще нет! Сегодня мы задаем вопросы, которые релевантны знаниям конкретного человека, а в следующей игре он не ответит ни на один. Вы можете закончить три университета с красными дипломами, читать по дюжине книг в неделю, но при этом не знать, как выглядит какой-нибудь диковинный зверек, – разве ваша неспособность ответить на вопрос об этом зверьке указывает на отсутствие знаний? Нет. И наоборот. Если кто-то отвечает почти на все вопросы, это не означает, что он интеллектуал, – скорее у этого человека в голове хранится много любопытных фактов. Умный человек – это не тот, кто отвечает на вопросы «Мозгобойни», «Брейн-ринга» или «Что?Где?Когда?». Умный – это тот, кто грамотно использует свои знания, чтобы быть эффективным в жизни.

 

Согласна, «Мозгобойня» – это странная площадка для того, чтобы «меряться интеллектом»…

ГН Зато «Мозгобойня» – идеальная площадка для нетворкинга. У нас был случай, когда команда взрослых людей собралась случайно, – мы просто объединили отдельных игроков в произвольном порядке. И эти люди так подружились, что по окончанию игры сидели чуть ли не до часу ночи, хотя познакомились вот буквально в этот же вечер. Да что там, у некоторых игроков даже романтические отношения завязались после игр! «Мозгобойня» объединяет, и это очень приятно!

 

 

Что насчет цены? Возмущаются ли игроки платой за участие?

ГН Это вечная тема. Конечно, все хотят бесплатных развлечений. Но, мне кажется, $20 – не такие уж огромные деньги, чтобы испугать кого-то. Можно посидеть дома или съездить на океан и потратить те же $20 (на доставку еды или бензин, например). Но мы предлагаем разнообразить досуг и провести время в компании интересных и всегда новых людей.

 

Если представить, что мы живем в идеальном мире, какой была бы идеальная «Мозгобоййня»? Чего сегодня не хватает для «полного счастья»?

ДЯ Большого помещения с хорошей кухней и парковкой для всех участников. Еще в идеальном мире нет трафика, и мы начинаем всегда вовремя.

 

На сегодняшний день вы можете сказать, что «Мозгобойня» – это ваш бизнес? Или это все же просто отдушина?

ГН Это не так прибыльно, как некоторым почему-то кажется. Люди ведь видят только вершину: участники скидываются по $20 – и если эту двадцатку умножить на количество человек… Но редко кто вспоминает, что нам нужно очень за многое платить, чтобы игра вообще состоялась. Однажды наша прибыль составила ровно по $1 на каждого члена команды. Так что для меня это больше нетворкинг, чем бизнес, ведь, знакомясь на «Мозгобойне», люди продолжают общаться и становятся друг другу полезными. Такой капитал стабильнее, скажем так. Со многими ребятами, которые приходят к нам играть, мы по-настоящему подружились и теперь встречаемся не раз в две недели, а чаще.

 

Считаете ли вы «Мозгобойню» в Лос-Анджелесе успешным проектом? Понятно, что всегда есть, к чему стремиться, но на данный момент как вы оцениваете свои успехи?

ДЯ Без ложной скромности: я считаю, мы молодцы. Я помню времена, когда, открывая регистрацию, мы не видели ни одного записавшегося и приходилось искать потенциальных игроков и буквально упрашивать поиграть с нами. Сегодня приходится многим отказывать, потому что помещение всех уже не вмещает, а другое помещение, как мы сказали, найти практически невозможно.

ГН Для меня каждая игра «Мозгобойни» связана с открытиями. Здесь собираются люди разных поколений, взглядов и увлечений, 100% из которых интересные. Все они очень активны и буквально жаждут новых событий, мероприятий, новых знаний, знакомств. Они с любопытством слушают, что мы им предлагаем, с энтузиазмом участвуют в каких-то затеях.  Я в прямом смысле слова восхитился нашими игроками, когда они в массовом порядке приняли предложение поучаствовать в конкурсе стихов. Я не верил, что будет хотя бы одно четверостишие, а были самые настоящие шедевры размером с небольшие поэмы! Русскоговорящие люди в Лос-Анджелесе явно изголодались по качественному досугу, по разнообразным событиям. «Мозгобойня», однозначно, этот голод хотя бы частично удовлетворяет, ведь хоть формат игры всегда одинаков, но ни одна наша встреча не похожа на предыдущую. Трудно оценивать свою работу, но судя по отзывам наших игроков, на твой вопрос можно ответить утвердительно: да, «Мозгобойня» в Лос-Анджелесе – успешный проект.

 

 

Okean Elzy Live in Concert in LA
03/14/2017
Organizer: SUSY PRoduction
Photographer: Nikita Rusanov