Людмила ТОМАШЕВСКАЯ: "Каждому я говорю СПАСИБО"

05, May 2015
Людмила ТОМАШЕВСКАЯ: "Каждому я говорю СПАСИБО"
Джордж Бернард Шоу говорил так: "Единственный, кто поступал разумно, был мой портной: он снимал с меня мерки каждый раз, когда я к нему приходил. Остальные же подходили ко мне со стандартными мерками, ожидая, что я буду им соответствовать". Разумеется, речь здесь идет не только и не столько о пошиве костюма, сколько об индивидуальности, которой обладает каждый из нас и которую нельзя подгонять под общую гребенку. Вы не похожи ни на кого в этом мире! Даже при условии, что у вас есть близнец, вы точная копия своего папы или вы сделали пластическую операцию, чтобы быть "как та актриса", — все равно вы уникальны и неповторимы. И выражается это в каждом вашем слове, в каждом жесте, в каждом сделанном вами выборе. И, возвращаясь к теме костюма, разумеется, ваша индивидуальность раскрывается через то, как вы выглядите.

 
Легкая промышленность выпускает тонны стандартной одежды, которая должна подойти миллиардам нестандартных людей. Даже вещи категории haute couture не создаются с учетом чьих-то особенностей. Однако когда мы видим кинозвезд или любимых музыкантов на красных дорожках или журнальных фото, нам всегда кажется, что наряды шьются специально для них. Одно и то же платье случается видеть на актрисе с пышными формами и на другой актрисе с мальчишеской фигурой — и на каждой из них наряд сидит, как влитой. Но как это возможно?
 
Вещи, если, конечно, они не шиты на заказ, всегда создаются более-менее стандартно. И дальше уже вопрос в том, сумеете ли вы сделать эту стандартную вещь по-настоящему своей или нет. В Лос-Анджелесе живет человек, который помогает звездам выглядеть на красных ковровых дорожках так, будто вся модная индустрия шьет исключительно для них. Ким Кардашиян и Майли Сайрус, Кристина Агилера и Николь Шерзингер, Дженифер Лопез и Николь Ричи, Стивен Тайлер и даже Мадонна — вот далеко не полный перечень таких разных людей, которые благодаря Людмиле Томашевской всегда великолепны в любой одежде в кадре и за кадром.

 
Итак, сегодняшняя наша героиня — Людмила Томашевская, владелица и руководитель студии "Ludmila Couture". Когда я попросила Людмилу определить то, чем она занимается, одним словом, она всерьез задумалась и не смогла выбрать. Не мудрено! Как определить род своих занятий одним словом, когда ты и шьешь эксклюзивную одежду, и работаешь с молодыми дизайнерами, и создаешь костюмы для рекламы, кино и телевидения, и делаешь индивидуальный "подгон" одежды под фигуры звезд. Совсем недавно Людмила отрыла еще и онлайн-магазин, где представлены одежда и аксессуары очень интересных брендов, которые она вместе с бизнес-партнером выбирает сама. Как и портной Бернарда Шоу, Людмила точно знает, что подходить к людям со стандартными мерками нельзя. И опять же речь не только о костюме.... Каждый прекрасен по-своему, каждому нужно что-то свое подчеркнуть и что-то свое прикрыть. Так Людмила Томашевская и делает: она ловит самую суть, не пытается играть или специально угодить в ущерб здравому смыслу или эстетике. А еще она человек с огромным добрым сердцем, и это восхищает не меньше, чем ее идеально скроенные платья из умопомрачительных тканей.
 

Людмила, расскажите, как Вы начали свой бизнес здесь, в Америке?

Если честно, я совсем не стремилась к этому и бизнес начинать не сильно хотела. Я по образованию, полученному еще в Кишиневе, технолог. Так что я всю сознательную жизнь была связана с созданием одежды. Когда я переехала в Лос-Анджелес, я, разумеется, занялась тем, что умела лучше всего: купила швейную машинку и начала работать по профессии. Потом друзья стали подбивать меня открыть свою мастерскую. Несколько лет я не спеша искала помещение: я просто действительно не стремилась уходить в свободное плаванье. И вот однажды я шла на работу (пешком, я тогда еще не водила машину) и увидела объявление, что сдается помещение. Я позвонила, но трубку никто не снял. Я не сильно придала этому значения и пошла на работу дальше. Когда дошла, меня огорошили, сказав, что магазин, в котором я тогда работала дизайнером, закрывается. То есть мне нужно было либо искать новую работу, либо действительно открыть свою мастерскую. Я снова позвонила по тому номеру — снова  не дозвонилась. Но перед Новым Годом (я помню, это было 29 декабря), я все-таки  посмотрела это помещение. Оно мне понравилось, мы заключили договор. Я позвонила своим друзьям, которые так активно меня подбивали на открытие своего бизнеса, и сообщила радостную новость. Мол, я помещение нашла, а раз вы так за это переживали и раз обещали поддерживать - оплачивайте аренду. Нужно отдать должное моим друзьям — Михаилу и Александру — они действительно меня сильно поддержали и во всем помогли, и я очень им благодарна. Вот так я начала.

 
Но если к собственному бизнесу Вы не стремились, то к тому, чтобы шить, Вы стремились всегда, верно?
Да. Я с детства любила шить: сначала платья для кукол, потом для себя и подружек... Но готовили меня к музыкальной карьере. Мама у меня профессионал — она великолепно играет и поет, закончила консерваторию. Я тоже занималась в музыкальной школе, танцевала... Но все время думала, как бы от всего этого сбежать и делать то, что мне нравится. В 16 лет, когда я закончила музыкальную школу, я сообщила родителям, что музыкой заниматься не буду, а буду и хочу заниматься дизайном одежды. В 16 лет ведь уже в угол не поставят — так что мой выбор приняли.
 
Вот Вам 16 лет, и Вы собираетесь связать свою жизнь с созданием одежды. Вспомните, пожалуйста, о чем Вы тогда мечтали?
Я, кстати, совсем не мечтала стать дизайнером. Я хотела именно шить. А когда я поступала в техникум, я и не прошла конкурс на дизайнера, так как не умею рисовать. Тогда я подала документы на специальность технолога. По большому счету, я училась совершенно тому же, чему учили дизайнеров: как кроить, как делать лекало, как шить. У дизайнеров было меньше пошива, но больше рисунка. У меня было больше пошива и меньше рисунка.
 
Чем в итоге Вы занимаетесь сегодня, перечислите, пожалуйста.
У нас есть молодые дизайнеры, которые только начинают. Они приходят ко мне с картинкой и хотят эту картинку реализовать. Кстати, многие местные дизайнеры не умеют рисовать. Они приходят ко мне с набором журнальных вырезок и начинают рассказывать: этот воротничок сюда, а рукавчик вот такой сюда, подол вот такой и так далее. Должна сказать, что среди таких есть очень талантливые ребята с интересным вИдением. Мы здесь конструируем их идею, шьем и выдаем готовый продукт. Затем мы размещаем изделие в шоу-руме. Если продается — делаем небольшую партию (с большими партиями мы не работаем). Это одно направление деятельности. Другое направление —  мы делаем индивидуальный подгон одежды для знаменитостей и часто дизайнерски переосмысливаем (переделываем) изделия. И третье направление — индивидуальный пошив.
 
Что больше всего Вам по душе из перечисленного?
Ох... Ну, наверное, все-таки больше всего я люблю, когда мы делаем что-то новое. Я обожаю выбирать ткани, кроить.... И мне очень нравится готовить платья для красных ковровых дорожек. Но это очень нервное занятие, конечно...
 
К Вам приходят уже с конкретными платьями и просят их сделать идеальными или как организована работа?
Если мы работаем со звездами, то каждая звезда имеет три-четыре платья, которые нужно подготовить. Они все подгоняются и уже только глядя на себя в готовых нарядах, они выбирают один, в котором в итоге выйдут в свет.
 
Что самое сложное в такой работе?
Выдержать этот стресс! Это невозможно просто! Всегда мы ограничены по времени, всегда очень большой объем работы.
 
Знаменитости приходят к Вам в мастерскую?
Нет, я езжу к ним домой.
 
Вы лично ездите или можете доверить какую-то работу помощникам?
Только лично езжу.
 
С кем из Ваших "звездных" клиентом приятнее всего работать?
С Ким очень хорошо работать. Она моя клиента уже около 10 лет, и я точно могу сказать, что шоу — это шоу, а в жизни она очень приятная. С Николь Ричи очень весело работать. Очень мне понравилось работать со Стивеном Тайлером: он, конечно, необыкновенный! И кофе мне сделал, и на рояле сыграл.. И вещи у него очень интересные — немного даже женственные: брючки в обтяжку, рукава пышные шифоновые, блузы воздушные... Из наших звезд мне очень нравится Ирина Нельсон — она потрясающая, и я всегда с удовольствием с ней общаюсь. Я делала для Ирины кое-что для одного ее клипа, но вообще я считаю ее просто своим добрым другом. Ее и ее мужа Вячеслава Тюрина — они прекрасные люди, очень приятные.

 

Вы упомянули, что с Ким Кардашиян работаете около 10 лет — это довольно большой срок. С кем еще Вас связывают долгие рабочие отношения?
У меня со многими сложились долгие отношения. Кристина Агилера моя клиентка с 2002 года. Николь Шерзингер — с тех пор, как она была в Pussycat Dolls. С Майли Сайрус я работаю с самого ее детства — с тех пор, как она была  Ханной Монтаной.
 
А кто самый сложный клиент?
Самая тяжелая была Пола Абдул. Это было уже, правда, очень давно, но я помню, как она довела меня буквально до истерики...
 
Если к Вам приходит клиент для того, чтобы посадить наряд по фигуре, а Вы видите, что это ну совершенно не его вещь, Вы скажете об этом?
Если это наряд, подобранный стилистом, я могу шепнуть стилисту, что выбор не очень удачный. Но, сами понимаете, они же стилисты — они никого не слушают! А если я вижу, что даже при полном переосмыслении наряда и полной переделке получится плохо, я откажусь от работы. Планка поднята уже настолько высоко, что я просто не могу себе позволить поставить свое имя под сомнительной работой. Люди приносят вещь и задают конкретный вопрос: мне хорошо в этой вещи или нет? Если хорошо, но нужно подогнать, — я принимаюсь за работу. Но если "не хорошо"  — я никогда не возьмусь. И еще я никогда не возьмусь за переделку чужой работы.
 
А есть еще какие-то правила? Например, есть ли что-то, что в "Ludmila Couture" не шьют?
Мы шьем все. Кроме занавесок *смеется* А так все делаем. Недавно даже делали подгонку гипюровых носочков: они были слишком длинные, а мы немного подрезали, кружавчики снова пришили, и получилось чудесно.

 
 
Ничего себе! А какой самый необычный заказ был?
Даже неловко говорить... Снимался фильм. В этом фильме была сцена в тюрьме, в которой обнаженные мужчины принимали душ. И заказ был — сшить специальные незаметные чехольчики, чтобы закрыть интимные места, и чтобы актерам было в них удобно. Вот это, пожалуй, самый необычный заказ.
 
Сфера, в которой Вы работаете, конкурентная в Лос-Анджелесе?
Думаю, да. Но я всегда была сама по себе, всегда в стороне от конкурентной борьбы. Был один интересный случай. Я сидела в ресторане и слышала, как за соседним столиком две шикарные дамы обсуждали меня, мол, такая я и сякая, и это ж надо так и эдак, ну и прочее. Я все выслушала, подошла и спросила, видели ли они когда-нибудь эту Людмилу Томашевскую, которую так активно обсуждают. Они сказали, нет. Тогда я протянула руку и предложила познакомиться. С тех пор я для себя решила очень серьезно фильтровать коммуникацию с нашими эмигрантами. Я знаю многих, меня знают, но я стараюсь по работе не пересекаться ни с кем.
 
А что по поводу собственного дизайна: часто ли Вы шьете вещи по собственным задумкам?
Нахлынет вдохновение — и мне обязательно нужно что-то сотворить! Недавно накупила кожи и сшила несколько интересных вещей — они уже в продаже. Вот, например, пиджак из перфорированной кожи с кружевом *Людмила показывает фото действительно очень красивого пиджака* Или вот, сейчас покажу, сшила платье, и его буквально сразу купили. Еще и повтор заказали! *показывает фото  довольной клиентки в плиссированном платье в пол* Некоторые из моих вещей размещены в онлайн-магазине FancуHappy, который мы недавно открыли.
 
Вы обращаете внимание на то, насколько грамотно одеты люди вокруг?
Да, конечно. Особенно в ресторанах, в театре — там, куда люди одеваются специально.
 
Есть ли какая-то ошибка, которую допускают люди чаще других, когда речь идет о правильно подобранной одежде?
Да, такая ошибка есть. Ее совершают женщины, независимо от того, откуда они родом. Они забывают о своем возрасте и выглядят просто нелепо: оголяют спину, зону декольте, неправильно работают с длиной.
 
Существуют ли какие-то нюансы, которые необходимо учитывать еще в магазине при покупке одежды и которые потом трудно исправить даже в швейной мастерской?
Например, если вы примеряете шифоновое платье, и еще на момент примерки понимаете, что оно "крутится" на вас, швы то есть съезжают в сторону по косой, то платье брать не стоит — оно неправильно скроено, и даже в мастерской его сложно исправить. Хлопковые футболки иногда после стирки "крутятся", может, видели. Так вот это тоже сигнал, что футболка была скроена неправильно и будет "крутиться" теперь всегда. Но с футболкой сложнее, конечно: то, что она "крутится" видно только после стирки — я и сама могу такие футболки купить, так как в магазине это не очевидно. А вот с шифоновым платьем все понятно сразу.
 
Расскажите о своей команде, пожалуйста.
У меня замечательная международная женская команда: Ташкент, Тверь, Литва — вот наша география. Все чудесные мастера и отлично работают. Я ими очень довольна. Клиенты иногда просят их собрать для такого мини-совещания, так как их мнению доверяют.
 
Позвольте, я отвлекусь. Не могу не обратить внимания на Вашу коллекцию  керамических наперстков. Расскажите про нее, пожалуйста.
Ой, это моя гордость! Началась коллекция в 97-м году, я тогда уже 3 года жила в Штатах. Попала я однажды в компанию американцев, в которой каждый рассказывал о своих хобби. У меня спросили, чем увлекаюсь я. А я честно ответила, что ничем. Все тогда удивились и даже немного возмутились, мол, как это ничем, нужно обязательно хотя бы что-то собирать. Ну я подумала и решила, что буду собирать наперстки. Мы как раз той компанией поехали в Сан-Диего, и ребята купили мне мой первый наперсток. Я помню, как мой сын собирал по копеечке, чтобы купить мне набор наперстков с птицами и бабочками — это самые дорогие мне экспонаты. Сейчас я привожу наперстки из каждой поездки.
 
Сколько у Вас уже наперстков?
Уже больше тысячи точно...
 
А если действительно вернуться к вопросу об увлечениях, скажите, Людмила, у Вас остается время на какие-то хобби?
Нет, времени на какие-то серьезные увлечения не остается совсем. Поэтому в свободные минуты я люблю просто посидеть дома на заднем дворе, пригласить друзей, пожарить барбекю. Недавно вместе с садовником я посадила розы — мне очень нравится за ними ухаживать.
 
Когда-то я была в Молдове и ела там потрясающие пирожки с розами. Вы делаете такие?
Молдаване делают и пирожки с розами, и варенье с розами. Но я, к сожалению, не умею.
 
Вы жили в трех странах: в Молдове, в Израиле и сейчас в Соединенных Штатах. Чувствуете ли Вы влияние этих трех культур на свою жизнь и свою работу?
До 22 лет я жила с родителями в Кишиневе. И, нужно сказать, мы жили довольно хорошо. Я не знала, что такое голодать или что такое "нет денег". Я узнала это все потом — когда приехала в Штаты. А в Молдове мы жили действительно хорошо, пока не пришли лихие 90-е. Уезжали мы не потому, что хотели уезжать — мы бы там жили и жили. Просто отношение к евреям в то время вынудило нас решиться на такие серьезные перемены. Я к тому моменту уже была в разводе и с маленьким ребенком на руках. И вот мы все уехали в Израиль. Осталась ли у меня обида на Молдову? Наверное, да. Ведь в какой-то момент оказалось, что друзья и не друзья вовсе, а это всегда больно. У нас отобрали квартиру, забрали деньги, лежащие на счете в банке. Более того — нас лишили гражданства. А вот приехав в Израиль, я почувствовала себя дома. Потом, уже из Израиля, я приезжала в Кишинев по бизнесу пару раз. И бывая там, я понимала, что меня не тянет обратно. Совсем не тянет. На данный момент у меня есть гражданство Израиля и гражданство США. Этим двум странам я благодарна, хотя в США я переезжала очень тяжело, но мы же судим сегодняшним днем, а сегодня все хорошо. Разные страны по-разному влияли на мою жизнь. Но, наверное, именно потому, что мой путь был таким, каким он был, я сейчас там, где я есть.
 
Есть ли что-то, что Вы переосмыслили с переездом в Америку?
Я стала меньше доверять людям, стала более избирательна.
 
Но Вы так многим помогаете! Часто даже на свой страх и риск! Как же это сочетается с недоверием?
Я чувствую людей. А что касается помощи другим, то я скажу так. Я, возможно, лучше многих знаю, что такое нуждаться в помощи и не получать ее. Я прошла очень сложную эмиграцию и сегодня стараюсь хоть как-то помочь тем, кому нужна поддержка. Мне когда-то нужна была эта помощь, и я знаю, как важно ее получить вовремя. Мне сильно поддержали родственники Рома и Фаня. Сегодня я помогаю другим. И я надеюсь, что те, кому помогла я, потом помогут еще кому-то. Получится такой круговорот добра.
 
Когда наступают сложные времена, какие личностные качества становятся определяющими?
Вокруг меня всегда было много разных людей. Кто-то говорил, что я молодец, и все у меня получится. А кто-то говорил, что у меня не получится ничего, и что я вообще зря приехала в Америку. Так вот я особенно благодарна тем, кто в меня НЕ верил. Мне было важно доказать им, что на самом деле я все могу. Поэтому я собиралась и действительно доказывала. Мои победы — это победы вопреки. И если вернуться к вопросу, то в сложные времена я обнаруживаю какое-то особое внутреннее упрямство, и именно оно меня движет вперед. Хороших людей все равно больше, и им я тоже благодарна — в первую очередь за поддержку, конечно. Но поддержка, на то и поддержка, что она не дает импульса.
 
А люди меняются?
Нет. Просто иногда случаются ситуации, в которых вы раньше с тем или иным человеком не были, поэтому вы не знали в нем каких-то качеств или мыслей. А потом ситуация подвернулась — и вы открыли еще одно качество этого человека. Если вы этого не ожидали, вам может показаться, что человек поменялся. Но он всегда был таким, просто не было возможности вам показать. И если кто-то, как вам кажется, становится лучше, то это тоже означает лишь то, что раньше у вас не было возможности рассмотреть хорошее в этом человеке.
 
Друзья познаются в трудностях или в радости?
Знаешь, все-таки в радости. Потому что, как оказалось, далеко не все могут искренне порадоваться твоим успехам. Пока я поднималась, я потеряла очень многих именно потому, что они не могли радоваться со мной. Моя американская жизнь начиналась очень сложно: я и полы мыла в пекарне, и нянечкой была, и в квартирах убиралась. И тогда было куда больше желающих посидеть поохать вместе. А когда у меня стало получаться, люди резко обнаружили зависть и перестали быть друзьями. Но каждому я говорю СПАСИБО: и тем, кто радовался со мной, и тем, кто сыграв свою роль, отходил в сторону. Любой человек в жизни — учитель. Нужно только уметь понять и принять все уроки.
 
Людмила, назовите составляющие Вашего успеха.

Мое упрямство. Моя любовь к своему делу. Моя чудесная команда. Моя семья.

 

 
 
Ира БЕЛОУС

Gleb Samoylov & The Matrixx in NY
02/25/2018
Organizer: Coast to Coast Entertainment
Photographer: Maria Gordova