Мария ЗЫРЯНОВА: смех сквозь слезы

01, July 2015
Мария ЗЫРЯНОВА: смех сквозь слезы
Вы когда-нибудь говорили с красивой (очень красивой!) женщиной о квантовой механике? До встречи с Марией Зыряновой я не делала этого никогда. Американские СМИ ее называют "прекрасным гением" (beautiful genius) и, должна сказать, трудно спорить с обеими частями определения: она действительно прекрасна и она вводит в состояние легкого недоумения своими рассуждениями и рассказами о том, что ей интересно. Последнее, что ты ожидаешь увидеть в руках хрупкой нежной девушки в платьице в горошек, так это книгу с объяснениями каких-то математических законов. Но тем выше ценность этой встречи: мы всегда лучше запоминаем то, что выбивается из рамок или нарушает стандартную схему.
 
Для Марии Зыряновой нарушать схемы, кажется, делом привычным. Сегодня она востребованная актриса, модель и довольно успешный стэндап-комик. Но этот успех был достигнут вопреки. Хотя… Много ли вы слышали историй о том, как девочка с Урала в один день решила покорить Голливуд, а все вокруг ее в этом прям вот полностью поддержали? Таких историй нет, так что можно сказать, все немногочисленные подобные истории - это всегда истории вопреки. Когда ты высказываешь желание добиться чего-то, что даже в качестве безумной идеи не приходит в голову подавляющему большинству людей, тебя не поддерживают, тебе говорят "да что ты из себя возомнила?!". Марии Зыряновой тоже это говорили. А она слушала и… дальше настырно шла к своей цели. Сначала к цели уехать в Голливуд, потом к цели стать стэндап-комиком, сейчас к новым целям, а потом будут наверняка еще какие-то…
 
У Марии очень развита самоирония: рассказывая свою историю, она искренне подшучивает над собой, своим юношеским максимализмом, собственными качествами или имевшими место случаями. Наверное, легкость эта рождается из мудрости: ты так глубоко анализируешь какую-то ситуацию, что в один момент доводишь ее в своей голове до абсурда и перестаешь переживать. Мария свободно и шутливо говорит о таких сложных вещах, как булимия или нападение, которое она пережила в свой же день рождения от одной обезумевшей ревнивицы.
 
На 27 июня назначена премьера пьесы "Off the King's Road", в которой Мария Зырянова играет одну из главных ролей. Именно этим поводом я и воспользовалась, чтобы встретиться и поговорить с Марией причем не только об американском театре, но и, как вы уже могли понять, о многих, очень многих других вещах…


Расскажи о пьесе "Off the King's Road" — о чем она?
Это пьеса об одиночестве. В сюжет вовлечены пять персонажей, каждый со своей историей. Проходя через череду довольно странных событий, они раскрывают в себе человечность и особую доброту, что в свою очередь кардинально меняет их жизни. Мне лично напоминает немного пьесы Чехова: первый раз читаешь, и кажется, что это драма, а читаешь второй раз — комедия. Такое особое чувство юмора, когда смеешься над тем, что на самом деле очень грустно. В этом смысле, я бы сказала, что пьеса очень русская по своему настроению и духу.



Кто драматург?
Нил Кёнигсберг. Раньше он был театральным агентом, но сейчас решил попробовать себя в драматургии. И хотя он уже очень зрелый и опытный человек, как драматург он еще только в начале своего творческого пути.

А режиссер-постановщик?
Эми Мадиган. До того, как стать режиссером театра, она долгое время сама была киноактрисой и даже удостоилась самых престижных кинонаград.

Какой у тебя персонаж?
Я играю хорватку, которая, скажем так, "сбилась с пути истинного". Эми, наш режиссер, перед началом репетиций принесла мне свечу. Я спросила, что эта свеча означает, а она ответила: "Что захочешь, то пусть она и означает". Благодаря этому символу я в последствие выстроила весь образ. Но каких-то сюжетных поворотов я бы сейчас раскрывать не хотела — приглашаю зрителей увидеть и прочувствовать историю моей героини непосредственно в театре.

Маша, ты ведь играла в театре и в России. Какие отличия русского театра от американского тебе кажутся наиболее яркими?
В России мы репетируем по шесть месяцев прямо на сцене того театра, где будем потом показывать спектакль зрителю. В Америке другая система: здесь актеры репетируют в отдельных классах, а на сцену выходят только на генеральный прогон. Спектакль "Off the King's Road" мы только сейчас репетируем на сцене, а до первого показа остались считанные дни. Также свет, декорации, звук — все готовится заранее, а в единый ансамбль собирается в последний момент.

Это первая пьеса, в которой ты задействована здесь, в Лос-Анджелесе?
Если честно, до этой пьесы я даже не знала, что в Лос-Анджелесе вообще есть театры в том смысле, какой я вкладываю в слово "театр". Семь лет я живу здесь и вот только сейчас у меня появилась возможность снова выйти на сцену, представляешь! До этого я играла в кино и на телевидении, снималась много в рекламе, но театральных предложений не было. Наверное, поэтому искра, которая во мне была, когда я поступала в театральный институт в Екатеринбурге, немного угасла в последнее время. Но сейчас я счастлива, что ее снова получилось разжечь. Можно сказать, это возвращение в любимую профессию после долгого перерыва. Да, "Off the King's Road" — мой первый спектакль здесь, но я надеюсь, что за ним последуют десятки других.

Ты сказала, что в Лос-Анджелесе живешь семь лет. Это семь лет именно здесь или это семь лет в Америке вообще?
Вообще я в Америке 10 лет — три года я жила в Нью-Йорке.

Ты приехала в Нью-Йорк с актерскими амбициями?
Я работала моделью, но амбиции, да, были актерские.



Расскажи свою историю переезда из Екатеринбурга в Нью-Йорк и потом в Лос-Анджелес…
Я училась в театральном институте в Екатеринбурге. Мне все очень нравилось, и, судя по всему, у меня неплохо получалось. Я играла в интересных спектаклях, успела сделать несколько ярких ролей (например, Настасью Филипповну в "Идиоте" и Машу в "Трех сестрах"). Но неожиданно мне предложили модельный контракт, по которому нужно было уехать в Париж. Тут, наверное, стоит сказать, что я из бедной семьи: денег у нас никогда не было, и путешествия были чем-то совершенно нереальным. Поэтому я поразмыслила и согласилась на работу, рассматривая модельную карьеру исключительно как шанс увидеть мир. Из Франции я потом уехала работать в Японию. Там я участвовала в съемках рекламного ролика Cоca-Cola, которыми руководил режиссер из Лос-Анджелеса, и все актеры, исключая меня, были тоже из Лос-Анджелеса. Общаясь с ними, я загорелась идеей перебраться в Голливуд. Это даже не идея была, это была моя цель. Надо мной все очень долго смеялись, мол, "что ты из себя возомнила — в Голливуд она поедет!". Но я настырно всех уверяла, что так и будет. В какой-то момент я купила билет до Нью-Йорка и улетела в Штаты по туристической визе. В Нью-Йорке я очень смело пошла по всем модельным агентствам, рассказывая, какая я классная, и что я обязательно должна стать актрисой. Но слушая мои речи, менеджеры агентств только хихикали и отказывали. Я даже считала: 24 агентства мне сказали "Нет" и только одно сказало "Да".

Эти 24 агентства как-то объяснили свои отказы?
Я ходила по модельным агентствам, но почти при каждом модельном агентстве есть актерское. Десять лет назад, когда я приехала, я очень плохо говорила по-английски, хотя мне, конечно же, тогда казалось, что английский у меня просто великолепный! В общем, отказывали мне чаще всего именно из-за языка и акцента. Как актрису меня всерьез никто не воспринимал, поэтому я решила искать работу модели. Но десять лет назад и модели были другими. Это сегодня всем нравятся изгибы, а тогда нужно было иметь мальчишескую фигуру без намека на округлости. И если при измерениях у меня бедра были 91-92 см, то все, я уже "too fat", потому что бедра должны были быть 88-89 см и не больше (это при том, что у меня рост 174 см). Но одно агентство все же подписало со мной контракт на три года. Благодаря этому контракту я сделала рабочую визу и осталась в Штатах. Я много и довольно успешно работала, но все время хотела в Лос-Анджелес. "Отслужив" положенное по контракту время, я с чистой совестью уехала из Нью-Йорка.

Ты сказала, что Лос-Анджелес был твоей целью. Переехав в конечном итоге сюда, то есть достигнув своей цели, что ты почувствовала?
Я почувствовала себя дома. Я тут, наконец, расслабилась. Мне было очень легко здесь найти работу в рекламе — поток предложений казался бесконечным. К тому же здесь другие требования к красоте: я больше не считалась "толстой". Здесь я открыла для себя мир ситкомов — я их просто обожаю! Можно даже сказать, что для меня работа на съемочной площадке ситкома — это работа мечты: приходишь, играешь забавные сцены и очень много смеешься.
 
Кстати, о "много смеяться". Ты ведь выступаешь как стэндап-комик. Я даже не представляю, насколько это сложно: выходить на сцену и что-то такое говорить публике, чтобы им было смешно. Еще и на иностранном для тебя языке! Расскажи, как ты решилась на покорение стэндап-сцены? Как ты пришла к мысли, что ты можешь быть стэндап-комиком?
Говорят, что хорошая комедия — это трагедия плюс время. Любой человек, переезжая из одной страны в другую, всегда сталкивается с какими-то сложностями и непреодолимыми противоречиями между культурами. Когда я переехала в Америку, у меня было очень серьезное переосмысление всего: и стиля жизни, и образа мысли, и представлений о самой себе. Наступил определенный момент, когда я уже не могла не начать записывать свои наблюдения и переживания. Мне хотелось выразить себя, свою сущность, свои русские корни. Получались забавные зарисовки о жизни русской девушки в Америке. В новой стране мы часто попадаем в неожиданные ситуации, в которых совершенно невозможно вести себя так, как мы привыкли, но по-другому мы не умеем. В общем, это смешные истории о разности культур. Я их писала и складывала в папку. А потом со мной произошел очень неприятный случай. Я встречалась с мужчиной, и он организовал мне праздник по случаю Дня Рождения. На этот праздник зачем-то пришла его бывшая девушка. Видимо, она сильно ревновала или не могла его простить, не знаю, какие ею двигали чувства, но она пришла, схватила нож и ударила меня в ногу над коленом, вот сюда *показывает шрам*.

Ничего себе!!!
Да, такая история. Мне повезло, что я не осталась инвалидом — она не задела никаких важных артерий и связок.

Но как эта ужасная история вывела тебя на стэндап-сцену?
Четыре месяца я не могла ходить. Я сидела дома и думала, что же мне делать, чтобы не впасть в депрессию. А впасть в депрессию были все шансы: врачи не знали, распрямится моя нога или нет. Я с ужасом думала, что будет, если нога действительно не распрямится — я ведь зарабатываю тем, что участвую в модных показах и снимаюсь в кино. Просто в порядке антистрессовой терапии я стала смотреть много комедий, смешных программ, выступлений. И в один момент, насмотревшись стэндап-шоу, я поставила цель: я должна выйти на сцену на высоченных каблуках, вся такая красивая, с идеальными ногами, и рассмешить публику. Я отчетливо представила эту картину и каждый день стала убеждать себя, что это возможно. Я начала изучать американский юмор, стала много читать и еще больше смотреть стэндап-выступлений, но уже не просто как зритель, а как ученик. В итоге у меня все поучилось именно так, как я и хотела: я вышла на сцену на высоких каблуках и смогла рассмешить весь зал.

Что самое главное нужно помнить, чтобы покорить американскую публику своим комедийным выступлением?
Самое главное — захватить внимание в первые тридцать секунд. Если получилось — зрители будут смеяться уже почти над всем. А если не получилось, то они будут все воспринимать скептически, в том числе и супершутки.

Какой у тебя образ во время стэндап-выступлений?
Я называю этот образ "рыба, которую вытащили из воды". Я делаю еще более заметный акцент и рассказываю свои истории о русской девушке в Америке.

Ты скучаешь по России?
Очень.

Не могу удержаться, чтобы не спросить про книгу, которую ты читала, когда я подошла к тебе, — "Золотое сечение. Математический язык красоты". Твое увлечение математикой вообще откуда?
Не только математикой, но еще физикой и квантовой механикой. Интерес к точным наукам у меня от папы. Он прекрасный инженер и изобретатель — у него есть несколько патентов, но это патенты на такие сложные вещи, что я не возьмусь их объяснить.

А мама у тебя кто?
Мама тоже инженер, но не изобретатель.

Как отнеслись родители с такими серьезными профессиями к твоему желанию стать актрисой?
Скептически. Поэтому параллельно с учебой в театральном институте я училась по специальности "финансы и кредит".

Хорошо, вот у тебя есть хобби — ты изучаешь точные науки. Ты применяешь полученные знания или знания тебе важны сами по себе, без возможности их использовать?
Пока не применяю. Но у меня есть план на будущее, предполагающий серьезное погружение в науку.

Как относятся к твоему, мягко говоря, оригинальному для молодой красивой женщины увлечению твои поклонники?
Это очень странно, но многие из них начинают чувствовать опасность — они боятся, что в какой-то момент я окажусь умнее их.



Ты производишь впечатление довольно уверенного в себе человека. Ты всегда была такой?
О нет!! Я была очень стеснительной девочкой — я в прямом смысле боялась общаться с людьми, предпочитая книги. Потом я стала играть в театре, и я научилась быть разной. От каждого нового персонажа я брала какие-то качества и делала их своими навсегда. Теперь я считаю, что люди в принципе способны на любые проявления своей личности и на любые подвиги: если они захотят развить в себе любое из качеств, то это вполне возможно.

Как ты называешь то качество, благодаря которому ты ставишь перед собой цель и обязательно ее достигаешь, как с Голливудом или как со стэндапом?
Я называю это интуицией. Я точно знаю, что если я представила какую-то картинку в своей голове, значит, я смогу ее сделать реальностью. Картинки просто так не появляются — это как сигнал к действию. Я эти сигналы просто умею видеть и расшифровывать. Иногда судьба берет все в свои руки, и я могу сделать что-то неконтролируемое. Например, именно так я стала комиком. Я пришла в агентство, с которым хотела заключить контракт. Они меня обо всем спрашивали, что да как. И в какой-то момент, совершенно неожиданно для себя самой, я вдруг выпаливаю, что еще я стэндап-комик. Я сама испугалась того, что сказала, но, как говорится, назвался груздем — полезай в корзину. У меня спросили, где я выступаю, и я совершенно уверенно ответила: "Да везде!". Уже выйдя из кабинета, я поняла, как мне страшно, и постаралась все забыть. Но внутренний голос не давал мне покоя: "Тебе нужно это сделать, тебе нужно это сделать, тебе нужно!". Я откладывала так долго, как могла, но внутренний голос меня мучил, пока я все же пошла и не выступила впервые.

У каждого есть такой внутренний голос и такая интуиция, или все-таки кому-то суждено жить по инерции: как жили их родители, а до этого бабушки и дедушки?
Мне, кстати, всегда так хотелось жить — как все. Я хотела выйти замуж, родить детей и тихо жить в Екатеринбурге. Но есть что-то большее. Есть судьба и предназначение. И ты действительно интуитивно чувствуешь эти вещи. Мне кажется, что ни у кого нет такой судьбы — жить по инерции. Но многие просто выбирают эту жизнь, потому что она проще.

А кто тебя вдохновляет и поддерживает больше всего?
Мне важно собственное внутреннее удовлетворение. Можно сказать, что лучше всего вперед меня толкает как раз вот этот внутренний голос.

То есть ты такая герметичная самодостаточная система: сама себе придумываешь цели, сама себя вдохновляешь и сама себе ставишь оценки…
*смеется* Наверное. Поддержка со стороны часто приходит от тех людей, от которых этого совсем не ожидаешь.

У тебя появились настоящие друзья в Америке?
К сожалению, нет. Знакомых у меня очень много — пообщаться всегда есть, с кем. Но вот друзей нет.



Это в принципе сложно — найти друзей в Америке — или это сложно именно для тебя?
Наверное, все-таки сложно именно мне — у других ведь друзья появляются. Возвращаясь к пьесе "Off the King's Road", я могу сказать, что играть одиночество мне легко.

Общаясь с другими людьми, ты в первую очередь хочешь им что-то сказать, чем-то поделиться, или тебе интереснее впитывать их опыт?
Мне интереснее впитывать чужой опыт. Я чаще слушаю, чем говорю. Со мной всегда кто-то откровенничает, всегда кто-то рассказывает свои секреты. Пару раз на первых свидания мужчины даже в прямом смысле плакали передо мной, жалуясь на свою "тяжелую долю". Видимо, у людей складывает впечатление, что я могу понять их. А я действительно стараюсь понять.

Давай поговорим на "девочковые темы". Как ты держишь себя в такой чудесной форме?
Много гуляю.

И все?!? А диета?
Когда я была моделью, я постоянно сидела на диетах. В итоге у меня развилась булимия — я могла съесть целый торт за раз! Но потом я все бросила и просто начала внимательно прислушиваться к своему телу. Главное — привести в порядок мысли. Один год я разрешила себе есть абсолютно все, чтобы решить, что мне нравится, а что нет. На диетах ведь забываешь, что на самом деле тебе вкусно. И вот через год экспериментов я поняла, что сладкое я на самом деле не люблю, а целый торт раньше могла съесть только потому, что он был "под запретом". Зато сосиски мне, оказывается, нравятся. И вообще все мясное.

Тебе нравятся люди похожие на тебя или максимально не похожие?
Мне нравятся добрые люди.

Говорят, добрые люди часто глупы, в то время, как умные часто бывают злыми. Ведь чтобы быть добрым, нужно не все понимать, а чтобы быть злым, нужно иметь гибкий ум…
Раньше мне было важнее, чтобы люди были умными. Это вообще был чуть ли ни единственный критерий для меня. Сегодня я предпочитаю добрых, и мне совершенно не важно, какой у них уровень IQ. Доброта либо есть, либо ее нет. А вот ум всегда можно развить.

Есть какая-то особая роль, которую ты мечтаешь сыграть?
Я хочу сыграть Джеймса Бонда. Не девушку Бонда, а самого Бонда. Пусть бы кто-то написал такой сценарий — и я обязательно приду на пробы.

Ты увлекаешься наукой. Но есть ли что-то иррациональное — приметы, суеверия, гороскопы, какие-то учения или движения — во что ты веришь?
Я верю в волшебство.

 
Ира БЕЛОУС

Miss Russian LA Afterparty
03/20/2017
Organizer: Sasha Rider
Photographer: Nikita Rusanov